Эльбрус 5642 м

Немого о горе: Эльбрус — стратовулкан на Кавказе, находится на границе республик Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия, расположен севернее Главного Кавказского хребта и является высочайшей вершиной России и всего Европейского континента.

Вид из самолёта. ФОТО ВЗЯТО С ОТКРЫТОГО РЕСУРСА «ЯНДЕКС. КАРТИНКИ»

Эльбрус — двувершинный седловидный конус вулкана. Западная вершина имеет высоту 5642 м, восточная — 5621 м. Они разделены перемычкой высотой 5300 м. и отстоят друг от друга примерно на 3 км. Общая площадь ледников Эльбруса около 150 км2. Последнее извержение датируется 50 годом н. э. ± 50 лет.Адаптационные возможности организма заканчиваются как раз на этих высотах. Самое высокогорное поселение в мире (крупное) находится на высоте ~5100м. – это город ЛаРинконада в Перу. Выше отметки 5200-5300 м. земная атмосфера настолько разряжена, что количество кислорода в воздухе вдвое меньше нормы – человек не может находиться там длительное время. Системы органов пищеварения, дыхания и т.д. не способны выполнять свои функции на 100, поэтому долговременное пребывание в таких условиях сопряжено с определёнными рисками для жизни и здоровья, возможно лишь благодаря внутренним резервам организма и только при соответствующей подготовке.

Вид с северной стороны. ФОТО ВЗЯТО С ОТКРЫТОГО РЕСУРСА «ЯНДЕКС. КАРТИНКИ»

По альпинистской классификации Эльбрус оценивается как 2А ледово-снежный, прохождение обеих вершин — 2Б. Хотя есть и более сложные маршруты (всего существует шесть категорий сложности).

Вид на южный склон горы. ФОТО ВЗЯТО С ОТКРЫТОГО РЕСУРСА «ЯНДЕКС.КАРТИНКИ»

Вышеизложенная информация носит исключительно общий ознакомительный характер, более подробные сведения можно прочесть на любом интернет ресурсе.

Предисловие
Viam supervadet vadens
(Да осилит дорогу идущий)

Я не призываю к тому, чтобы люди, прочитавшие этот рассказ, сразу хватали рюкзак, кошки с ледорубом и неслись, сломя голову, на ближайший поезд или самолёт до городов КавМинВод. Да, мы поехали без гида. Но вы не представляете, сколько было проделано организационной работы, чтобы всё получилось, так как получилось. Этот рассказ не является руководством «Как сходить на Эльбрус без проводника». Это лишь субъективное описание нашего путешествия. Вероятно, профессиональный альпинист написал бы текст в совсем ином ключе.

Шутки с такими высотами могут плохо кончиться! Нам крупно повезло, но не стоит уповать только на фортуну.На момент поездки оба участника экспедиции имели статус далеко не «чайников». У меня уже был хороший опыт организации туристических мероприятий, почти восемь лет пешеходного и около четырёх лет горного туризма за плечами, а так же два года работы гидом-проводником по юго-западному Кавказу. Костя много лет занимался лёгкой атлетикой, как следствие имел невероятную выносливость, у него уже был спортивный разряд по туризму и хорошие навыки обращения с альпинистским снаряжением.

Если вы регулярно не занимаетесь этими видами спорта (горный туризм, альпинизм) и не отличаетесь высоким уровнем ОФП (общей физической подготовки), то не стоит ехать на Эльбрус в одиночку. Найдите команду, имеющую соответствующий опыт, овладейте всеми необходимыми навыками и не пожалейте денег на гида-проводника. Это может спасти вам жизнь.Готовьтесь к восхождению! Самая большая сложность Эльбруса в его простоте. «Тысячи туда поднялись, и я поднимусь», так подумает новичок. Как показывает многолетняя статистика, около 90 восходителей добиваются успеха.

Подобные цифры создают обманчивую иллюзию доступности, но это не выездной кемпинг – это высшая точка России, главный пик Кавказа, «крыша» Европы, пятитысячник. И всё же, прежде чем отправиться туда, задайте себе вопрос: надо ли это мне, и если надо, то зачем? Ведь каждый год на Эльбрусе в среднем гибнет около десяти человек, что составляет примерно 0,1 от общего числа восходителей. Кто-то уже никогда не вернётся с Горы, не забывайте об этом…

ФОТО ВЗЯТО С ОТКРЫТОГО РЕСУРСА «ЯНДЕКС. КАРТИНКИ»

Идея поехать на ТАКУЮ гору возникла ещё давно, но всё как-то не срасталось. Сначала не хватало финансов, потом времени и экипировки. И вот год за годом, путешествуя по юго-западному Кавказу, поднимаясь на трёхтысячники, я не переставал мечтать о подобном восхождении. Эльбрус маячил на горизонте, маня к себе сверкающим белым куполом.

на фото: вид на г.Эльбрус с вершины Южного Псеашхо (3251м.)

Это была МЕЧТА – Эльбрус! Одно это слово переворачивало всё моё сознание. А раз была мечта, то в скором времени появилась и ЦЕЛЬ. Где-то за год до поездки я твёрдо решил совершить восхождение в 2014 году. «Эльбрус-2014!» — это стало жизненным лозунгом всех последующих месяцев перед поездкой. Но невозможно поехать на такую гору без опытной команды, без людей, которые бывали там раньше! За полгода до восхождения мне представилась возможность отправиться на Эльбрус в составе опытной команды великолепных товарищей из родного города Сочи, которые уже имели достаточно большой опыт восхождений выше 5000 м.

на фото: г.Псеашхо Южный 3251м.

Шли месяцы, шла подготовка. Физическая, техническая, инвентаризационная, информационная. И все эти полгода я гнал от себя дурное предчувствие, что что-нибудь может пойти не так, и я останусь без места в команде. Теоретически я допускал возможность, что поездка в составе этой команды не удастся.

И поэтому заранее старался собрать больше информации о горе: читал много статей на тему акклиматизации, отчётов о восхождении, старался максимально расспросить всех своих знакомых, кто хоть однажды был там. И, конечно, не забывал готовиться сам: регулярные выходы в горы на один-два дня, пробежки на 10-12 км., турник и брусья.Наступило лето.

Начался пиковый сезон горного туризма. Теперь, когда Эльбрус вновь открывался взору сквозь пелену облаков, я знал – уже скоро… И тут случилось то, чего я опасался, но к чему был готов: звонок от руководителя команды, в составе которой я должен был ехать. Они идут на другую гору – Казбек 5033 м., которая находится на границе с Грузией.

ФОТО ВЗЯТО С ОТКРЫТОГО РЕСУРСА «ЯНДЕКС. КАРТИНКИ»

У меня не было ни времени, ни желания, чтобы в скоростном режиме делать загранпаспорт. Моя цель осталась неизменной — «Эльбрус-2014!». Поблагодарив руководителя за то, что он вообще согласился меня взять в команду, я приступил к самостоятельной организации выезда на Эльбрус.

Сначала я пытался «сесть на хвост» другой команде, но меня не хотели брать. Аргументация была жёсткая и исчерпывающая – отсутствие достаточной уверенности в моей подготовленности к такому походу. О, как я их теперь понимаю!…Времени оставалось чуть больше месяца, а столько всего нужно сделать! Хорошо, что у меня был большой «пакет информации» по району. Оставалось найти попутчика. Критерии, конечно, очень жёсткие: большое желание ехать, хорошая физическая и психологическая подготовка, наличие всей необходимой экипировки и многое другое. Круг поиска сомкнулся лишь на одном человеке – Константине Павленко.

На тот момент я был знаком с Костей всего полгода, но за столь непродолжительное время он успел зарекомендовать себя только с положительных сторон. Спокойный, уравновешенный, честный, отзывчивый, великолепно подготовлен как физически, так и психологически, владеет всеми необходимыми навыками для подобного восхождения и, самое главное, он полностью отдавал себе отчёт в том, на что он соглашается. В общем, куда ни глянь – одни положительные качества, за исключением, может быть, некоторой рассеянности, свойственной многим романтикам, хотя тут я с ним могу посоперничать.Месяц до выезда… Билеты на поезд купили заранее, чтобы определить точную дату выезда – 31 июля, рейс Адлер – Владикавказ. Теперь дело за малым – собраться и в путь! За две недели до поездки мы прошли предварительную акклиматизацию на массиве Псеашхо и, переночевав на высоте 2600 м., совершили восхождение на гору Псеашхо Южный, выстой 3251 м.

Последняя неделя перед поездкой, наверное, самая напряжённая. Обнаруживается просто море ранее не решённых организационных вопросов. А времени остаётся совсем мало.Итак, 31 июля. Рюкзаки собраны. Посадка на поезд. Теперь нас уже никто и ничто не остановит! Ведь мы не сказали НИКОМУ, что едем только вдвоём. По легенде мы — члены команды «опытных и квалифицированных инструкторов из Краснодара». Ну, что тут скажешь! Самая большая авантюра в нашей жизни началась!

Часть первая
«Лучше гор могут быть только горы,
На которых еще не бывал»

Владимир Высоцкий

День первый. Заезд.Утром 1 августа наш маленький отряд прибыл на вокзал города Минеральные воды.

Одни, в незнакомом городе…. Но это нас не пугает, мы же знаем ради чего всё это. Попытка найти прямой транспорт до посёлка Терскол (ближайший посёлок к горе Эльбрус) не увенчалась успехом. Таксисты «зарядили» нам астрономические суммы за трансферт, в связи, с чем нами принимается решение ехать на общественном транспорте, что, конечно, не так удобно, но зато в несколько раз дешевле.И вот, мы в республике Кабардино-Балкарии, проезжаем транспортную развязку «Баксанский круг».

После того, как мы поворачиваем в ущелье реки Баксан, ехать становится гораздо интереснее — вдоль дороги стенами выстроились отроги Главного Кавказского Хребта (ГКХ).

Наш путь лежит через административный центр района — посёлок Тырныауз.

Чем ближе мы приближаемся к Терсколу, тем более угрожающе вздымаются горы вдоль дороги.

Через некоторое время мы въезжаем на территорию местного Национального парка.

Расстояние в какие-то 200 км нам пришлось преодолевать почти 10 часов с тремя пересадками. Ведь посёлок находится на высоте 2100 — 2200 м. над уровнем моря. Наконец-то добрались – Терскол!

Базироваться решили на территории палаточного лагеря «Бивуак».

Место просто прекрасное — пихтовая роща. Ни соринки, ни кочки – что ещё нужно туристу? Погода стоит великолепная.Днём не жарче +20, а с заходом солнца столбик термометра сбросит лишь 6 — 8 градусов. Хотя в горах погода всегда найдет, чем удивить туриста: вот палит жаркое солнце, а через час температура «рухнет» и пойдёт дождь со снегом, который через часок-другой может смениться выходом яркого светила. Так что нужно быть начеку.

День второй.По плану у нас начинаются акклиматизационные выходы на окрестные вершины. Ранний подъём, завтрак и в путь – на водопад Девичьи Косы. Находится он на юго-восточном отроге Эльбруса, на высоте 2800 м. К водопаду идёт хорошо укатанная гравийная дорога.

Едва мы покидаем лесную зону, как нашему взору открываются пик Азау и гора Чегет 3770 м., на которую мы отправимся завтра.

За очередным поворотом мы видим водопад. И действительно, вода растекается по скале, словно распущенные девичьи косы с высоты около 30 м. Разве можно не искупаться здесь в жаркий августовский день?

Получив на водопаде невероятный заряд бодрости, мы решаем отправиться дальше, к расположенной неподалёку, на высоте 3100 м., обсерватории.

К сожалению, в саму обсерваторию нас не пустили, но местные сторожа советуют нам не останавливаться на достигнутом и отправиться на «Ледовую Базу», где в советское время проходили тренировки перед восхождением на Эльбрус. Ну что? Сказано – сделано! Идём на Ледовую Базу, на 3700! Дорога уже не так хороша, на машине тут не проехать.Сотню за сотней мы набираем высоту. Теперь можно любоваться легендарным ледником «Семёрка», который залёг на горе Донгуз-Орун.

Вдалеке виднеется двуглавая гора Ушба высотой 4700 м. Она, кстати, находится в Грузии.

И вот за очередной «взлёткой» нам открылся… да, именно ОН – Эльбрус! Я, конечно, понимал, что Эльбрус — гора немалых размеров, но чтоб настолько «немалых»! Он просто огромен! Это грандиозное зрелище! Относительно нашего расположения гора возвышается ещё на 2 км ввысь.

Наконец, мы добрались до Ледовой Базы. Теперь понятно, почему это место так называется. Буквально в сотне метров от развалин бывшего здания базы лежит два ледника — Терскол и Гара-Баши.

Наслаждаемся видами, открывшейся нам панорамы, как вдруг замечаем какие-то «точки» на леднике Терскол. Это группа горовосходителей возвращается с акклиматизационного выхода, лавируя между огромными трещинами в леднике. Поверхность ледника похожа на бутылочное стекло: голубой лёд кристально чист, прозрачен на несколько метров в глубину, но он твёрд, как камень.

Перейти ледник – задача не из лёгких. Необходимо обладать рядом специальных навыков: уметь двигаться в связке, зарубаться на льду и многое другое. Пока мы ожидаем альпинистов, разглядываем происходящее на южном склоне Эльбруса – кто-то двигается вверх, вдоль скал Пастухова, кто-то — вниз с «косой полки». Процесс завораживает, и мы невольно начинаем строить догадки о том, что же именно там происходит. Так же с этой точки можно изучить расположение различных объектов относительно друг друга: станции подъемников, «Бочки», «Приют 11», скальных гряд «Приюта», скалы Пастухова, «косой полки».

Дождавшись альпинистов, получаем у них «горячую» информацию: какие температуры нас ожидают на «Приюте», есть ли вода в жидком виде и многое другое. Просим ребят сделать фото нашей «огромной» команды на фоне Главного Кавказского Хребта.

На обратном пути мы натыкаемся на небольшой островок «зелёной жизни» в бескрайнем каменном море. Какой контраст!

Спускаемся вниз.

День третий.Идти в первый же день на высоту 3700 м. было не самой лучшей идеей, но сделанного не изменить. Мы получили много информации от группы альпинистов, которую повстречали на Ледовой Базе.После вчерашнего форсированного забега мы решили немного отдохнуть, не вставать «чуть свет» и поспать на два — три часа больше обычного. Но взошедшее солнце к 9 утра превращает нашу палатку в «крематорий», пришлось пробуждаться. Сегодня у нас программа проще – радиальный выход на гору Чегет до высоты 3400 м. «Сбросив» около сотни метров по посёлку, мы попадаем на «Поляну Чегет», откуда начинается канатно-кресельная дорога (ККД). Но он нам не нужен, так как для прохождения акклиматизации необходим физический труд, а поездка на «канатке» малость не дотягивает до этого понятия, так что идём пешком.

Начинается подъём на склон горы Чегет. На выходе из лесной зоны есть поворот к озеру Донгуз-Орун-Кёль, но оно находится в особо охраняемой пятикилометровой зоне, примыкающей к государственной границе с Грузией. Граница проходит по вершинному гребню гор Донгуз-Орун и Накра-Тау. Пропуск нужен, только если вы хотите попасть на озеро Донгуз-Орун-Кёль, ледник Шхельда или в ущелье Азау. Всё это не обязательно для восхождения и является приятным «бонусом» к акклиматизационным выходам. Без специального разрешения проход туда чреват очень неприятными последствиям. Разочарованно вздохнув, мы продолжаем подъём.

Высота уже более 3000 м., но после вчерашнего выхода на 3700 мы переносим её очень легко. Нам всё же удаётся сфотографировать «запретное» озеро. Вот оно, в правой нижней части кадра.

Во втором часу от полудня мы выходим на нужную высоту. К этому моменту всё затянуто облаками. Это неудивительно. Погода в горах часто портится после обеда. Но мы смогли разглядеть сам Чегет, до которого по вертикали оставалось ещё 300 м. чистого альпинизма.

Пока погода не испортилась окончательно, успели сделать кадр с флагом нашего спортклуба: УОВПКК «Пласт».

Облака сгущаются слишком быстро, в любую минуту может пойти дождь, поэтому вниз спускаемся «по-буржуйски» — на одной из самых старых канатных дорог в России.

До чего же она древняя! Даже ходить по узкому гребню с обрывистыми склонами на высоте более 3000 м. было не так страшно, как ехать на НЕЙ.

Это будет последняя ночёвка в посёлке Терскол. Первичная акклиматизация успешно пройдена, так что завтра мы выдвигаемся непосредственно на склоны Эльбруса.День четвёртый.Мы покидаем, приютившую нас чудесную пихтовую рощу, и отправляемся в царство вечных снегов и льдов. Но перед этим последовала обязательная регистрация в МЧС. Конечно, мы не планируем пользоваться услугами спасателей, но всё может быть – безопасность превыше всего.

Нас «посчитали», присвоили группе номер, выдали памятку с нашим номером, телефонами МЧС и правилами поведения в горах.

Мы покидаем Терскол.

Канатная дорога, которая ведёт на сам склон Эльбруса, начинается с «Поляны Азау», до которой пришлось добираться на такси ввиду полного отсутствия местного транспорта. Кассирша настояла на том, чтобы мы купили билеты туда-обратно, заверив нас, что даже через несколько дней билеты на спуск будут действительны. В кассе нам выдали красивые пластиковые карточки.

Что ж, теперь нас ожидает самое интересное – мы начинаем пожинать плоды отсутствия гида. Разумеется, главные детали маршрута были заранее очень тщательно продуманы, но уделить внимание каждой мелочи было невозможно. В связи с нашей недостаточной осведомлённостью о конкретном расположении и точных высотных отметках лагерей принимается опрометчивое решение ночевать на высоте 3450 м., возле станции канатной дороги «Мир».Дождь идёт весь день, ночью — со снегом. Вокруг палатки постоянно ходят шумные, чем-то недовольные отдыхающие, ездит какая-то до безобразия вонючая техника, и вообще… Не хочется тратить время на дальнейшее описание этого дня, так как ничего интересного больше не произошло.День пятый.Просыпаемся от шума, который издаёт очередная проезжающая мимо непонятная крупногабаритная техника, начинаем готовиться к предстоящей дороге. Сворачивание лагеря под дождём — удовольствие не из приятных, но ничего не поделаешь – надо. Возвращаемся к станции: перед нами канатно-кресельная дорога «Мир — Гара-Баши». За третью очередь платим отдельно, уже наверху.

Сиденья канатной дороги одноместные, поэтому рюкзак с вещами приходится отправлять на соседнем кресле. На каждой опоре кресло страшно трясётся и подпрыгивает – того и гляди, рюкзак вывалится и улетит в тартарары. На это страшно смотреть – ведь в рюкзаке ВСЁ! К этому моменту стало ясно, что перед поездкой надо было надеть на себя шапку и пуховик, так как шевелиться для разогрева, особенно со вторым рюкзаком на коленях, неудобно и опасно. К тому же канатка периодически останавливается для того, чтобы рабочие могли принять груз, который едет в этих же креслах. Так мы добираемся до высоты 3700 м. А в сторону «Приюта» уже стоят опорные сваи для новой очереди канатки, которая выйдет на высоту более четырёх тысяч метров! Что же дальше? До Пастуховых дотянут, и пирожки на седловине продавать будут?

Тут стало уже заметно прохладнее — ощущается близость границы снежной зоны. Охранник верхней станции канатки, увидав двух мокнущих под дождём пареньков, немедля приглашает нас в свою сторожку. До чего же здесь доброжелательные люди! Но как бы сие не было прискорбно, напившись горячего чая возле тёплой печки, нам приходится покинуть гостеприимного хозяина и отправиться на поиски места для установки лагеря. Путь наш лежит мимо приюта «Бочки».

Принимая во внимание опыт прошлой ночёвки, мы отходим немного дальше от канатки и… ура! Дождь закончился – перед нами ледово-снежная зона. Вы даже не представляете, какое удовольствие, когда все осадки начинают снисходить на вас исключительно в твёрдом виде! Хотя за это пришлось немного заплатить комфортом — ночью здесь температура падает, иногда, до -5.

Установив лагерь, собираем радиальные рюкзаки «на заброску», комплектуя их самым тяжёлым, то есть едой и газом. До этого места мы доехали на канатной дороге, благодаря чему на высоте 3500 — 3700 питаемся свежими овощами и фруктами, сыром и мясом, и прочими продуктами, которые дальше на своём горбу нести совершенно не хочется.Дальнейший путь нам предстоит пройти пешком. Унести за раз около 70 кг груза на двоих не представляется возможным, поэтому мы делаем «заброску»: относим к месту второго лагеря по 10 — 12 кг груза каждый, чтобы во второй раз унести всё остальное. Или можно опуститься до уровня «матрасы на ратраке», что совершенно неспортивно.

Раньше на высоте 4050 м. располагался легендарный «Приют 11». Некоторые отчеты говорят об отметке 4200 м. – не верьте, это неправда! Там, где каждый метр на счету, такая разница критична. Построенный ещё в советские годы, 16 августа 1998 года практически бесхозный «Приют» сгорел из-за нарушений правил пожарной безопасности. Теперь «Приютом» называется здание бывшей котельной, в котором может комфортно расположиться несколько десятков восходителей.

Переход от «Бочек» до «Приюта» занимает около часа. Каждый шаг – новый рекорд по высоте. Так приятно видеть цифру «4000» на альтиметре!

Хозяин этого заведения оказался таким же добродушным, как и охранник станции «Гара-Баши». Вероятно, тут все люди такие. Он напоил нас горячим чаем, а в процессе чаепития, рассказал много интересного об Эльбрусе. В гостеприимной компании время летело быстро, на улице уже начали сгущаться сумерки. Пора спускаться в лагерь на 3700. По прибытии мы прячем все электронные приборы внутрь спальника – на морозе они могут испортиться.День шестой.Оставив себе продуктов и газа лишь на сутки, у нас нет другого варианта, кроме как отправиться со всей своей поклажей в верхний лагерь. От «Бочек» к «Приюту» мы шли уже с большими рюкзаками. Хорошо, что стоит пасмурная погода, под палящими лучами солнца идти было бы гораздо труднее. Мысленно благодарим погоду. С лицами, выражающими мудрость «Кто познал жизнь, тот не спешит», медленно ползём вверх, к нашей следующей стоянке.

Тем временем туман сгущается, поэтому принимается решение – сначала разбить лагерь, и только потом забрать свою «заброску». Место нашлось просто великолепное! Недалеко от «Приюта», на высоте 4150, есть большие и ровные площадки, где можно разместить хоть роту солдат. Нам крупно повезло – несколькими часами ранее с этого места ушла группа, освободив прекрасно подготовленное место под палатку. Какая чудесная стенка! Благодаря ей ветра мы вообще не ощущаем.

Пока всё складывается очень хорошо, хотя в деталях снова ощущается отсутствие гида. На переходе «Бочки» — «Приют» мы не надели ни кошек, ни альпинистских бахил (специальные утеплённые чехлы для обуви), так как никакой технической сложности этот участок не представляет. Но вспаханный ратраками снег днём тает, так как даже на такой высоте в ясную погоду преобладают плюсовые температуры. Из-за этого весь путь превращается в хлюпающую и чавкающую кашу, с которой не в силах справиться ни одна мембрана на ботинках. В результате чего мы получаем насквозь мокрые ноги на высоте более 4000 м. Сушить обувь негде и нечем…

Вне зависимости от погоды, нарушать каноны акклиматизации нельзя. Необходимо соблюдать правило «забирайся высоко, а спи низко». Поэтому мы утепляемся и в условиях почти нулевой видимости выходим наверх. До высоты 5080 м. регулярно ездят ратраки (снегоукаточная техника), которые оставляют после себя траншеи шириной около 20 метров. По обочинам этих траншей каждые 10-12 метров стоят красные флажки, обозначающие направление движения. Сбиться с такого пути просто невозможно. Дойдя до нижней границы скал Пастухова (4550 м.) мы понимаем, что на этом стоит остановиться. По крайней мере, сегодня. Видимость — не более 10 м., сильный ветер, да и время уже близится к закату. Пора спускаться обратно. День седьмой.Первая ночёвка на высоте свыше 4000 м. над уровнем моря прошла отлично. Спали очень крепко, горная болезнь пока не давала о себе знать. Альпинисты из соседних палаток подсказали нам, как высушить обувь – нужно спать с ней в обнимку. Да, неприятно, но зато очень эффективно. Проверено на личном опыте. Ночью было достаточно тепло, столбик термометра сполз лишь до отметки -6 градусов по Цельсию.Наутро Эльбрус открывается нам во всём величии! Кажется, что на вершину можно сбегать за несколько часов. Какая обманчивая иллюзия, ведь до неё полтора километра, по высоте, конечно…

На сегодня намечен акклиматизационный выход по принципу «на сколько сил хватит». Уже зная, что с мокрым снегом лучше не шутить, надеваем бахилы с кошками, и это с учётом того, что днём тут не холоднее нуля. Выходим на «акклимуху».

До отметки 4600 высота практически не ощущается, на 4700 появляется сильная одышка, идти становится очень тяжело. На высоте 4900 мы превращаемся в роботов. Шагаем «на автомате». В подобных условиях, если вдруг сбить темп, на полминуты гарантировано ощущение удушья. Попытки восстановить дыхание, вдохнув полной грудью, тщетны. Воздуха всё равно не хватает. Вспоминая слова А.В.Суворова «Тяжело в ученье, легко в бою», продолжаем движение.

Решаем сегодня, во что бы то ни стало, перевалить за отметку 5000 м. Сказано – сделано. Последняя «взлётка» окончательно истощает наши силы – скорость движения не превышает 1 км/ч. Каждый шаг даётся с невероятным трудом! Мне приходится «вытаскивать» себя с помощью рук, опираясь на палки, а Костя впервые в жизни жалеет, что не взял треккинговых палок. Как бы они ему сейчас пригодились! Спустя почти пять часов с того момента, как был покинут лагерь, мы выходим на конец «ратрачного бульвара» — на высоту 5080 м.! Это начало «косой полки» — траверса склона Восточной вершины в сторону седловины. Дальше этого места ратрак не идёт.

Мы находимся на высоте более пяти километров! Какой вид! Под нами облачный океан, из которого снежными вершинами «торчат» высочайшие пики Главного Кавказского Хребта. Это стоило усилий затраченных на подъём. Изучая скальники, находящиеся прямо над нами, сопоставляем рекомендации по спуску с седловины с реальным расположением объектов, когда невозможно найти «косую полку» из-за плохой видимости. Слева и справа от нас залегают массивные ледники и зияют многометровые трещины.

В «кармане» для разворота ратраков удаётся сделать несколько великолепных снимков.

И снова перед нами ледник «Семёрка». Теперь мы выше него на полтора километра!

Ещё раз убеждаемся в наличии вертикальной зональности. При подъёме на каждую 1000 м. температура в среднем падает на 5-7 градусов. Так и есть. Когда мы выходили от «Приюта», было примерно +2. «Набрав» 900 вертикальных метров к началу «косой», температура упала до -3. К тому же дует сильный ветер. Пора начинать спуск.

Пока мы идём вниз, погода заметно улучшается и награждает нас красивыми закатными панорамами.

Особенно прекрасен вид на гору Ушба (Грузия, 4700 м.) в последних лучах догорающего солнца.

Спустившись в лагерь, понимаю, что меня «догоняют» первые признаки горной болезни или «горняшки». Костик чувствует себя отлично, а вот моё состояние совсем иное – голова трещит, как трансформаторная будка, вдобавок открывается сильное носовое кровотечение (всё-таки организм не выдерживает таких перепадов давления), остановить которое удаётся только сосудосужающими средствами. Последствия воздействия высоты на каждом человеке отражаются исключительно индивидуально. У кого-то болит голова, у кого-то — живот, у некоторых нет аппетита, а кому-то вообще всё равно, хотя, конечно, есть определённый, наиболее распространённый «пакет последствий».И ведь сильно устал сегодня (всё-таки поднялись на высоту более пяти тысяч!), а заснуть просто невозможно – трансформатор в голове всё никак не хочет умолкать, к тому же добавилась повышенная нервозность. Не знаю, было ли это следствием головной боли или являлось отдельным симптомом, но я сорвался на Костю, обругав его, ни за что, на чём свет стоит. Когда пришло осознание того, что во мне говорит «горняшка», пришлось принести товарищу массу извинений. Попытки выключить эту адскую трещалку посредством аспирина и цитрамона успехом не увенчались. Ещё час мучений. Погрузиться в мир снов удалось, только приняв двойную дозу снотворного.

Только об одном в жизни
можно жалеть вечно — о том,
что когда-то ты так и не рискнул.

День восьмой — девятый.И снова… Ну да ладно, сами скоро всё поймёте.


Погода в этот день стояла идеальная до самого вечера. Странно, ведь обычно в горах после обеда нахлобучивает. Это и хорошо, одному Богу известно, как всё могло закончиться, если бы погодные условия были хуже…

С самого утра народ так и сновал по склону взад-вперёд, как по бульвару в погожий воскресный денёк.

Для того чтобы организм адаптировался к конкретной высоте, необходимо на этой самой высоте пробыть как можно дольше. А что же может быть лучше, чем ночёвка? Поэтому мы решаем отклониться от классической программы восхождения и переночевать выше, а именно на верхней границе скал Пастухова, на высоте 4720 м. Нам очень интересно – каково это, ночёвка на высоте под 5000 м.? Ох, я до сих пор не могу забыть эту ночь…

Взяв с собой еды и газа на сутки, и ВСЕ тёплые вещи, отправляемся на высотную ночёвку. На высоте 4600 – 4650 мы повстречали отряд МЧС. Разговор с МЧСовцами стоит воспроизвести дословно:

Они: — А вы куда это с рюкзаками?
Мы: — На Пастуховых переночевать решили.
Они: — Так вы уже прошли место под лагерь на 4550.
Мы: — Нет, мы хотим на верхней границе переночевать. Гулять так, гулять!
Они: — (задумчивость) Хорошо, но вы звоните если что. Мы с верхних скал две недели назад четыре трупа сняли – ребята не смогли разжечь горелку. Остались без горячего, а ночью была сильная буря, всех замело. Наутро никто не проснулся.
Мы: — (скрытое беспокойство) Спасибо, будем иметь в виду.

Наверное, после такого разговора любой адекватный человек спустился бы как минимум на 4550, а то и вернулся бы ночевать на «Приют», но термин «мы адекватные» в нашем маленьком отряде как-то не прижился.

«Набрав» последнюю сотню метров, мы находим себе место под палатку и начинаем КОПАТЬ. Лопат у нас не было – роем кошками и ледорубами. Процесс занял больше трёх часов. Я рою место под палатку и строю ветрозащитную стену, а Костик таскает камни, чтобы было на чём закрепить растяжки палатки. До сих пор не представляю, как и где он умудрился найти, откопать и донести 4 камня весом килограмм 7-8 каждый. Все эти действия отнимают у нас просто МОРЕ сил. Пару раз махнёшь ледорубом – уже одышка. Результат, конечно, был достаточно внушительным — под прямым углом обзора палатку вообще не было видно за ветрозащитными стенами, а растяжки были натянуты как гитарная струна. Ха! Мы думали, что это поможет! Наивные…Дело тем временем близилось к закату. Палитра красок меняется с каждой минутой, награждая нас всё новыми и новыми видами.

Главный Кавказский Хребет в последних лучах закатного солнца выглядит торжественно.

И тут я увидел ТАКОЕ, чего нигде и никогда ранее не видел, и, вероятно, долго ещё не увижу… Тень. Тень от Эльбруса, которая простирается на десятки километров, закрывая собой колоссальные площади! Вот это масштаб! Осознание того, что это ТЕНЬ ОТ ГОРЫ потрясает воображение. Такое невозможно передать словами! Это необходимо видеть собственными глазами!

Но у каждой медали, как известно, две стороны. Посмотрев на восточную вершину, с радостью делаю пару снимков необычного небесного явления, но когда понимаю, что это такое, меня охватывает леденящий ужас. Облако! Да, да, облако необычной и причудливой формы, а облака такой формы – буревестники. При виде их даже опытные восходители прекращают подъём, несмотря на ясное небо. После появления подобного облака- «линзы», есть не более 3-4 часов до жёсткой и динамичной смены погоды (вообще многие метеорологические явления можно увидеть только на таких высотах).

Бежать нам некуда и незачем. Мы сейчас не на восхождении – у нас здесь разбит лагерь. А температура упала уже приблизительно до -5. Пора укрываться в палатке.Сразу же мы сталкиваемся с проблемой розжига горелки. Пьеза-поджиг не подаёт никаких признаков жизни, спички вспыхивают и тут же гаснут – не хватает концентрации кислорода в воздухе для поддержания горения. Разжечь горелку удаётся только таким приспособлением, как огниво (сплав на основе магния, эдакая «искрящая штука»), и то далеко не с первого раза. А газ на такой высоте должен быть специальный. «Зимняя смесь» подходит здесь как нельзя лучше, ведь обыкновенный (летний) газ практически не горит. Еще лучше иметь мультитопливную горелку на бензине, но мы не обременены таким чудом техники. После некоторых усилий, ужинаем и ложимся спать…Час ночи. Одинокая палатка на верхних скалах Пастухова, 4720 м.Слышатся завывания сильного ветра. Пока всё хорошо. Палатку закрепили на совесть. Сквозь тент видно, как светит луна, значит, погода хорошая, осадков нет, ветер просто гонит по поверхности земли позёмку (замёрзший снег, выпавший днём раньше). После ужина посуду и газовую горелку оставили в тамбуре. Через некоторое время я открываю тамбур, а там ничего не видно – всё замело снегом. Откапываю посуду, горелку. Вспоминаю диалог с МЧСниками – мурашки по коже… Два часа ночи. Одинокая палатка на верхних скалах Пастухова, 4720 м. Ветер усиливается примерно до 13 — 15 м/сек, по ощущениям — «за бортом» не теплее -10, с ветро-холодовым индексом около -25 (индекс – это способ оценки температуры при одновременном воздействии на человека мороза и ветра эффект воздействия ветра, приравненный к какой-то температуре при условии штиля). Снег начинает поддувать в тамбур палатки. Мелкие крупицы снега залетают внутрь через вентиляционные отверстия. Замёрзшие кристаллики сыплются на голову и таят прямо на наших лицах. Вокруг — ни души. Рассчитывать можно только на самих себя. Надеваем на себя абсолютно всю одежду, всё что у нас есть…Три часа ночи. Одинокая палатка на верхних скалах Пастухова, 4720 м.Края палатки начинают «складываться» внутрь – появляется риск завала всей конструкции. Приходится будить Костю. У меня начинается лёгкий приступ паники, в противоположность уравновешенному и спокойному состоянию Кости. Завешиваем вентиляцию ковриками-сидушками, стряхиваем снег с палатки.В такие моменты понимаешь, насколько, на самом деле, ничтожен человек. Вся подготовка, собранная информация, десятки тысяч рублей на экипировку – всё это ничто. Тут правит стихия, и в данный момент ты – маленькая букашечка, которая НИЧЕГО не может сделать, кроме как уповать на милость погоды.Четыре часа ночи. Одинокая палатка на верхних скалах Пастухова, 4720 м.Сквозь жуткие завывания ветра я услыхал — рядом ходят люди. Вероятно, проходят акклиматизацию — подумал я. Из-за шума ветра, поговорить с ними, не выходя из палатки, так и не удалось. Успокаивает, что теперь неподалёку есть кто-то живой. Стряхнув снег со стенок, и развернувшись в сторону Кости, я вижу… снег внутри палатки! Целую гору снега нанесло через маленькую щель между «собачками» молнии. Снова убираем снег, пытаемся ещё подремать. Костя умудряется уснуть (вот это нервы!), а я считаю минуты до рассвета…Утро. Уже полная снега, но всё так же, одиноко стоящая на верхней границе скал Пастухова палатка, высота 4720 метров.Наконец-то – рассвет! С восходом солнца стало гораздо легче: стих ветер, потеплело до лёгкого мороза -3. Один тамбур оказался более или менее свободен, но второй… Его до потолка наполнило снегом!На снимке видно, как выглядела наша палатка утром. Если вы присмотритесь, то сможете разглядеть снег, который выгибает тент изнутри.

Обостряются приступы горной болезни. Читая дома отчёты о восхождениях, я не понимал, что означает фраза «тяжело ничего не делать». Абсурд, не так ли? Как может быть тяжело ничего не делать? Ведь чтобы было тяжело, нужно что-то делать – это логично. Но нет, только не тут! Представьте, что вы лежите в палатке, и вам тяжело даже голову в сторону повернуть, не говоря уже о каком-либо действии. Мозговая деятельность нарушается. Лично у меня способность здраво мыслить отключилась напрочь. На то, чтобы совершить очевидные последовательные действия, мне требуется в пять раз больше времени, чем обычно. Например: взять газовый баллон, снять крышку, накрутить горелку, зажечь её, поставить котелок. Кажется просто? У меня на реализацию этих действий ушло минут пять. Когда, наконец, загорается огонь, я и вовсе «залипаю» на пару минут с котелком в руках, не понимая, что же с этим всем делать дальше. И так любое движение, любое действие…Лагерь мы сворачиваем очень медленно, часа три точно, может и больше. Но как только «сбрасываем» 200 — 250 м. высоты, в голове будто щёлкает тумблер. Горная болезнь испаряется, словно её никогда и не было! ИДЕАЛЬНОЕ состояние, за исключением, разве что, небольшой сонливости на фоне недосыпа. Так что единственный способ справиться с острой формой проявления «горняшки» — это спуститься вниз, ведь даже увеличение концентрации кислорода в воздухе на 1,5-2 процентов резко улучшает самочувствие. Итак, продолжаем движение к «Приюту».

Спустившись, откапываем из-под снега, оставленные там ранее вещи и вновь ставим палатку. К сожалению, тот чудесный «форт» с двухметровыми стенами в наше отсутствие заняли, и пришлось довольствоваться менее подготовленным местом. Остаток дня мы едим, лежим и восстанавливаемся после прошедшей ночи.Костя только под вечер рассказывает мне, что ему было тревожно, когда дуги палатки начали прогибаться. «Только бы не рухнула…», — думал он. Спал очень бдительно, готовясь в любой момент взять всё самое необходимое и бежать вниз до «Приюта». Просто не было смысла тратить силы на эмоции…Питание на такой высоте должно быть «правильным». Никаких макарон с тушёнкой, «сникерсов» и «марсов», жирной и жаренной пищи! Категорически нельзя употреблять алкоголь и кофе. Из-за низкого атмосферного давления вода закипает при температуре 80 — 85 градусов, поэтому сварить что-либо практически невозможно. Рацион должен состоять из быстроприготовляемой и легкоусвояемой пищи.

Но особое внимание нужно уделить употреблению жидкости. Норма — не менее четырёх литров в день! Это единственный «натуральный» способ справиться с горной болезнью. Выпивание такого количества воды, чая и т.д. способствует разжижению крови, которая неминуемо густеет в условиях пониженного содержания кислорода в воздухе. Мы, например, вливали в себя воду через силу. Надо – значит надо.

Подводя итоги той ночи, могу сказать следующее. Мы допустили два крупных просчета: отсутствие лопаты и палатки с ветрозащитной юбкой, кстати, спальник тоже мог бы быть потеплее. Если у вас нет высотного опыта, то не стоит в первую же поездку ночевать в подобных местах, тем более, не делайте этого в столь малом составе. Пусть будет хотя бы две палатки по два человека в каждой, чтобы могли оказать помощь друг другу, случись что неладное. Да, было страшно, очень страшно! Порой я даже хотел разбудить Костю, бросить всё и бежать вниз на «Приют».Эта ночёвка дала нам ЗВЁЗДНУЮ адаптацию (о чем вы узнаете дальше), хотя этот же уровень можно было бы получить двумя радиальными выходами на высоту 5080 м. с «Приюта». Так что каждый сам для себя выбирает способ акклиматизации. И если мне однажды представиться возможность, то я с радостью переночую там снова, конечно, учитывая опыт своих ошибок. Подобное нужно прочувствовать — такой опыт бесценен сам по себе. А теперь ещё раз задумайтесь о наличии гида-проводника…День десятый.После ТОЙ ночи мы спали как «убитые». Под утро прошёл небольшой снегопад, прикрывший свежим одеялом белоснежной пелены всю округу.Решаем сегодня проверить полученную акклиматизацию очередным радиальным выходом до начала «косой». И что вы думаете? Непревзойдённый результат! В первый раз мы шли туда почти пять часов, а после высоты 4800 — 4850 идти было и вовсе мучительно — дыхание сбивалось на каждом пятом шаге. Теперь времени на преодоление того же участка уходит почти вдвое меньше, за дыханием следить и вовсе нет нужды. Половину пути я слушал музыку, подпевая в такт, а вторую половину — разговаривал по телефону, поедая (обсасывая) последнее замёрзшее яблоко. И это на подъёме!

Нам на встречу спускаются довольные восходители. Некоторые идут очень медленно, видимо, совсем без сил. Однако их обгоревшие лица сияют от радости и счастья. Многие «ругают» траверс («косую полку») и седловину – там особенно тяжело. Но обнадеживают нас, говорят, что всё получится.Добравшись до конца «ратрачного бульвара» мы забиваемся в карман «под разворот», хорошенько утепляемся и часа два поедаем орешки с сухофруктами, запивая их чаем из термоса. Ожидаем хоть какой-нибудь реакции организма от пребывания на этой высоте, но самочувствие у нас просто идеальное! Погода начинает потихоньку портиться, вынуждая нас покинуть эту великолепную обзорную точку и спуститься вниз.

Поняв, что адаптироваться ещё лучше у нас уже не получится, мы решаем совершить восхождение в ближайшее «погодное окно». Сводка погоды, полученная у хозяина «Приюта», обещала «окно» на следующую ночь.День одиннадцатый.Не могу сказать, чтобы мы сильно устали, скорее это был день для дополнительной акклиматизации, моральной подготовки или сборов. Некоторые рекомендуют в этот день совершить радиальный выход под скалы Пастухова, чтоб не терять акклиматизацию, но после ночёвки на 4700 и двух «радиалок» до начала «косой» мы решаем от этого отказаться. Лучше полноценно отдохнуть и набраться сил перед восхождением. Да и в составленной мной программе был запланированный день отдыха.

В ту ночь Эльбрус озаряли вспышки молний и громовые раскаты. О восхождении не могло быть и речи. НО! Несколько десятков человек всё же отправились испытывать судьбу. После обеда, в разговоре с одним из горе-восходителей, я пытаюсь выяснить причины их «нетерпеливости». Ответ меня крайне удивляет: «Так у нас завтра поезд. С работы больше чем на неделю не отпустили. Сейчас или никогда. Конечно, в такую погоду мы не поднялись. Да и если бы поднялись, всё равно ничего не было бы видно». Вот хоть убей, но я не понимаю логики этих людей! Ими затрачены огромные средства на экипировку, уходит несколько месяцев на подготовку, столько времени они прибывают в не очень комфортных условиях, и не могут выделить лишних 3-4 дня, чтобы гарантировать себе успешное восхождение. Зачем тогда вообще сюда ехать? Впрочем, не мне их судить…

Остаток дня мы отдыхаем, спим и едим. Потом снова… сон и еда. Но мысли наши уже на вершине Эльбруса… А погода стоит, что называется, «нелётная». Неужели синоптики снова ошиблись? Нет. Около шести часов вечера начинают появляться первые «окна» в затянутом небосводе, и в течение часа на горизонте не остаётся ни единого облачка. Сегодня наша ночь! Как долго мы этого ждали!Успешность восхождения зависит от многих факторов: физической подготовки, грамотной программы акклиматизации, технических навыков, правильного питания, знания маршрута и многого другого. Но всё это работает лишь в комплексе. Убираем один из факторов – система рушится. Мы же хотели обеспечить себе стопроцентную гарантию успеха и поэтому решили «помочь» организму справляться с гипоксией (недостатком кислорода в воздухе) различными медикаментами. Курс витаминов пропили ещё перед поездкой, а потом, по мере набора высоты, подключались всё новые и новые «помощники».

При этом нами НИ РАЗУ не применялся никакой допинг, сильнодействующие стимуляторы и вообще какая либо «химия». Всё, что вы видите на фото сверху, – витамины, пищеварительные ферменты, аминокислоты, рыбий жир, экстракты растений, соли и тому подобное. Не пожалейте на это денег – медикаменты, конечно, не заменят тренировок, но всё же существенно облегчат ваше пребывание в условиях высокогорья.

— Зачем вы ходите в горы? — Если вы задаёте этот вопрос, то вам никогда не понять ответа…

День двенадцатый. Восхождение.В горах есть правило: успеть подняться на вершину максимум до 14.00, а лучше — до полудня. Восхождение на Эльбрус в среднем занимает от восьми до десяти часов, а это значит, что выходить на штурм нужно не позднее трёх часов ночи.Сон не идёт, так как весь предыдущий день мы проспали. В голову без конца лезут мысли о предстоящем восхождении. Начинаем собираться ещё в девять вечера (предыдущего дня). Кажется, что можно просто надеть рюкзак и выйти на вершину. Нет. На самом деле приготовлений очень много: накипятить воды, заварить чай, продумать экипировку и снаряжение… Сборы занимают не меньше двух часов. Чуть не забываю солнцезащитные очки: когда на часах полночь, мысль об очках — последнее, что может прийти в голову. Днём, конечно, можно было ходить только в тонком термобелье и «штормовке», но на восхождении это невозможно. Одеваясь, соблюдаем принцип трёхслойности: термобельё, утеплитель и мембрана. А в заключительной части сборов перекусываем «на дорожку».

12 августа 2014 г., двадцать минут первого. Звёздное небо и мороз градусов под десять. Закинув за спину рюкзак, надев альпинистские бахилы и «кошки», мы отправляемся в путь. Пройдя метров 200 — 300 чувствуем, что ноги «отваливаются» от холода. А ведь мы надели по две пары термоносков! Останавливаемся, ломаем голову, как справиться с этой проблемой… Решаем использовать «теплоиды», они же «самогревы» — специальные пакетики с химической смесью, которые дают тепло в течение 6 — 8 часов после вскрытия герметичной упаковки. Снимаем «кошки» и бахилы, обклеиваем ботинки «теплоидами», для надёжности примотав их изолентой. Конечно, от этого ноги не согрелись, но теперь можно хотя бы шевелить пальцами. Всё-таки нужно было брать зимнюю обувь, а не идти в обыкновенных летних треккинговых ботинках…Около часа ночи возобновляем ход. Под ногами хрустит лёд, который тонкой корочкой покрыл плотный снег, подтаявший прошедшим днём. Темп не рвём, двигаемся равномерно и спокойно, заставляем себя делать маленькие шаги, не более длины ступни – так легче настроиться на ритмичную нагрузку и выровнять дыхание. Для экономии сил двигаемся зигзагом – это наиболее рациональный способ подъёма. Шаг за шагом мы приближаемся к заветной цели. Луна почти достигла фазы полнолуния и от моего фонаря, мощностью в 200 люмен, нет никакого толку. Снег отражает 80 падающих на него лучей и поэтому уровень освещения почти как днём. Выключив фонари, убираем их в рюкзаки «до лучших времён».Два часа ночи. Мы почти на нижней границе Пастуховых. Звёзд на небе столько, что захватывает дыхание. На такой высоте атмосфера разряжена, звезды становятся ярче, кажутся ближе и больше. Млечный путь простирается через весь небосвод – так отчётливо я вижу его впервые в жизни.Весь склон «усыпан» фонариками других восходителей. Кажется, что на вершину вышло не меньше сотни человек, но такое скопление народа нас совершенно не печалит. Сейчас есть только мы и Эльбрус!Три часа ночи. Подходим к верхней границе скал Пастухова, почти не чувствуя ног от сильного холода. Сильный ветер гонит по земле позёмку. Косте идти гораздо тяжелее. У меня появляются опасения, что он не справится с восхождением. На мои советы делать «так-то и так-то» он отвечает, что мне стоит пойти «туда-то и туда-то». Используем «тяжёлую артиллерию» из имеющихся медикаментов, довершив её залпом «Гипоксена».Четыре часа ночи. Мимо начинают ездить ратраки, «забрасывая» «матрасов» до отметки 5080 м. Нас обгоняют десятки человек. Идём медленнее, чем в свой последний акклиматизационный выход. Темп, с которым двигается Костя, беспокоит меня всё больше и больше. Ведь мы хотим подняться на обе вершины. Сначала на Восточную, с «косой полки» по Мотоциклетному кулуару, а потом, через седловину, пойти на Западную. Но при нашей текущей скорости это невозможно. На этом участке подъема я по-настоящему оценил пользу треккинговых палок. С ними намного легче держать равновесие и удержаться от падения в случае проскальзывания «кошек» на траверсах, на привалах с их помощью намного проще встать. И это не говоря о той части нагрузки, которую берут на себя руки в процессе движения.Половина шестого. Где-то далеко на востоке появляются первые признаки рассвета – красновато-жёлтое зарево. Звёзды тускнеют, проявляются первые смутные очертания гор Главного Кавказского Хребта.

Выбравшись на «косую», меняю палки на ледоруб. «Ратрачный бульвар» шириной в двадцать метров сменяется узкой тропой на одного человека, которая пролегает на достаточно крутом склоне — начинается траверс восточной вершины. Если соскользнуть с «косой полки» и вовремя не остановить своё падение, можно угодить в «трупосборник» — ледник с множеством трещин, который находится как раз под ней. Прошлой ночью прошёл хороший снегопад, прикрывший все трещины. Но толщина свежевыпавшего снега, лежащего на ледниковой трещине, не способна выдержать веса человека.Сворачиваю палки, беру в руки ледоруб, и понимаю, что опять моя лень вышла мне боком! На ледорубе имеется темляк, затягивающийся на кисти руки и предотвращающий его потерю при срыве. А мой темляк до руки не дотягивался, о чём я, конечно, знал, но откладывал решение этой проблемы на потом. Двигаться с таким ледорубом крайне опасно – при срыве есть риск выронить его, уже нечем будет зарубиться и тогда прямая дорога в «трупосборник». На счастье у меня есть с собой нож с ввязанным в него репшнуром — вспомогательной верёвкой небольшого диаметра. Достаю нож, пытаюсь развязать узел «грейпвайн» на четырехмиллиметровой верёвке. На ветру, в -12 (а по ощущению все -25), это практически невозможно. Через несколько минут пальцы рук уже ничего не чувствуют, и я начинаю грызть узел. Отгрызаю небольшой кусочек пальца, боли нет – всё замёрзло, но кровь капает. Эх, заляпаю новые перчатки! Спустя ещё пять минут войны с узлом, мной всё-таки одержана победа. А ведь это всё потерянное время! Удлиняю свой темляк, продолжаем движение.Из-за этого происшествия я отморозил мизинец на левой руке, чувствительность к пальцу вернулась лишь месяц спустя! На высоте кровь сгущается и хуже доходит до конечностей, так что руки, ноги, нос и уши надо утеплять особенно тщательно.Около семи часов утра начинается рассвет. У Кости, словно тумблер щёлкнул — после выхода на «косую полку» ему становится намного легче идти. Вероятно, открылось второе дыхание. Столь резкое изменение его самочувствия разрушает все мои опасения.

Тёплые лучи восходящего солнца медленно и изящно крадутся от одной вершины к другой. Самые лучшие краски для фотографа. Теперь многие смогут увидеть все эти панорамы и восхититься красотой величественных гор Кавказа! Чтоб сделать заветные кадры приходится каждый раз снимать перчатки, чего делать совсем не хочется, ведь всё ещё дует холодный, пронизывающий ветер.

Чтобы не мешать другим восходителям, мы отходим в сторону от тропы.

После очередного кадра я вижу на экране фотоаппарата надпись «Батарея разряжена». Как? Ведь я проверил в лагере аккумулятор. Было 74, а сейчас 0? Невозможно! Меня накрывает паника. Восхождение только началось, а я остался без возможности снимать! А как же кадр на вершине? Вспоминаю школьные уроки физики и тут же успокаиваюсь. Содержимое элемента питания просто замёрзло и потеряло возможность «отдавать» энергию, его нужно всего лишь отогреть. Вытаскиваю аккумулятор и убираю его во внутренний карман пуховика. Спустя 10 — 12 минут аккумулятор выдал 69 заряда. Отныне я вставляю его в фотоаппарат только для того, чтобы сделать снимок, после чего он снова отправляется в тёплый карман пуховика.Половина восьмого. Мы проходим половину «косой полки». Именно тут находится «поворотный камень», с которого начинается мотоциклетный кулуар, выходящий прямо на восточную вершину. Но времени, увы, на обе вершины нам не хватит. Решаем штурмовать только западную, главную.Костя идёт и буквально засыпает на ходу – один из признаков проявления горной болезни. Бороться с этим очень сложно. Погрузившись в такой сон, проснуться самому практически невозможно. Сладкие сновидения затягивают в мир грёз с розовыми пони и радугой, думать ни о чём больше не хочется, холод совсем не чувствуется. Так и засыпают навечно…

Пройдя поворот, оказываемся за перегибом тропы. Мы словно попали в другой, доселе невиданный мир. В сущности, так оно и есть. Эту часть тропы не видно ни с Приюта, ни с Пастуховых. Её, наверное, вообще ниоткуда не видно, а ещё это единственный ровный участок на всем пути подъема, который даже имеет небольшое понижение, метров на десять. Наше состояние на этот момент было прекрасным, никаких признаков горной болезни. «Косая полка» оказалась не такой уж и сложной. Конечно, стоит отдать должное грамотной программе акклиматизации.Восемь утра. Высота 5350 м. Ещё чуть-чуть и мы попадаем на седловину между двух вершин, проходим мимо фумарольных пещер (боковых кратеров), в которых можно укрыться от непогоды. Тут перед некоторыми восходителями стоит выбор, на какую вершину подниматься — восточную или западную. Мы же для себя твёрдо решили идти только на западную вершину горы. Солнце уже поднялось достаточно высоко над горизонтом, прогрело воздух, и наступила благодать – стих ветер, а температура подскочила до отметки -5, в связи с таким невероятным «потеплением» мы вынуждены немного раздеться.Дышать теперь становится гораздо легче: ведь и без того небольшое количество кислорода в воздухе нужно ещё «нагреть» в процессе дыхания, поэтому, чем выше температура, тем легче переносится кислородное голодание. Делаем небольшой привал — переводим дыхание, съедаем энергетические батончики, пьём горячий чай из термоса. Хотя к этому времени он уже стал лишь слегка тёплым, но всяко лучше, чем грохочущие куски льда в соседней фляге.На седловине мы попадаем в «городок зомби». Восходители, плохо прошедшие акклиматизацию, падают в обморок прямо на ходу, их выворачивает (и не только) во все стороны. Тошнота и рвота – цена плотного завтрака в день восхождения. Некоторые альпинисты даже разговаривают сами с собой под воздействием галлюцинаций! А ведь это всё спортсмены. Вот что творит высота с людьми при недостаточной акклиматизации. Ощущение тут как в нарко-притоне – это, конечно, несколько портит окружающий вид.Многие говорят, что если пройдена «косая» и на седловине нет ощущения, что вы сейчас «сдохнете», значит, вы подниметесь на вершину. Так с нами и было. Теперь я абсолютно уверен — мы поднимемся вместе! Останавливаться надолго у нас нет никакого желания, вершина тянет к себе, словно магнит. Но не стоит забывать о том, что нужно «зарезервировать» энергию для спуска, дойти наверх сил может и хватит, а спуститься?Около десяти утра. С седловины начинается довольно крутой подъём в сторону западной вершины. Местами угол достигает 60 — 65 градусов. Как бы ни манила к себе вершина, идти быстрее сил нет. Каждый шаг даётся с колоссальным трудом. О том, чтобы обгонять других восходителей, не может быть и речи.Проходим, наверное, самый опасный участок всего маршрута – обледеневший траверс. При срыве можно разбиться об камни внизу. МЧСники провесили здесь верёвочные перила, но альпинистских систем мы не взяли, поэтому идти приходится очень аккуратно.

И вот они – последние шаги… Выход на вершину… Но нет. Всё оказалось не так просто. После штурма «взлётки» от седловины мы попадаем на предвершинное плато. Ведь Эльбрус это потухший вулкан, а значит, нам нужно ещё обойти кратер. Сверяемся по навигатору. Действительно, до вершины осталось ещё 70 метров по высоте и почти 200 метров по расстоянию. Наша цель уже в пределах прямой видимости – рукой подать.Десять утра. Никогда не думал, что может быть так тяжело. У меня нет «горняшки», мне просто ОЧЕНЬ тяжело идти. Двигаемся порциями по 10 — 12 шагов. Часто останавливаемся, чтобы перевести дыхание. Намеренно не садимся – ведь чтобы встать, сил потребуется намного больше, чем мы успеем восстановить во время минутного отдыха.

После очередной порции шагов у меня подкашиваются ноги, и я падаю ниц. Сил больше нет, воздуха не хватает, вздохи полной грудью не помогают восстановить дыхание. Я похож на рыбу, которую вытащили из воды. Смотрю на GPS, осталось 30 метров. По расстоянию? НЕТ! По высоте! Говорю себе: «Соберись, тряпка!», и, оперевшись на ледоруб, чтобы встать, продолжаю движение…После этого снимка я смог пройти ещё метров 5-7, снова упал и остаток пути полз на коленях, помогая себе ледорубом. Так тяжело мне не было никогда. Костя уже на вершине, а я «добиваю» последние метры.

Что я чувствовал, проходя (доползая) последние метры? Это не передать словами. Всё и ничего. Я понимал, что вот они, последние шаги, и мечта всей моей жизни будет исполнена. Всё, что было сделано – было не зря…Итак, 12 августа 2014г., 10.35 по Московскому времени, ВЕРШИНА.

Весь мир на ладони — ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим, — у которых вершина еще впереди.
Высоцкий В.С.

Последний шаг — и вот она! Заветные 5642 метра! Я понимаю, что ЭТО ПОЛУЧИЛОСЬ! Меня накрывает состояние полной эйфории. Откуда-то берутся силы — кидаюсь обнимать Костю. Мы это сделали! В такие моменты понимаешь, что ЖИВЁШЬ.

Величие этого горного массива нужно видеть! Пьянит осознание того, что стоишь на высшей точке России и всего Европейского континента, что в радиусе тысяч километров нет ничего выше, и в данный момент ты волен лицезреть весь Кавказский хребет от края до края.

Если бы мне сейчас сказали, что пойди я туда вновь, потребуется приложить в десять раз больше усилий, чтобы снова увидеть и почувствовать всё ЭТО, то я не раздумывая, согласился бы.

Как же нам повезло с погодой! Над головой ясное небо, а редкие облака только придают панораме колорит.

На вершине Эльбруса есть кусок выглядывающей скалы очень характерной формы и, конечно, все норовят с ним сфотографироваться.

Вершинная площадка способна уместить до 15 — 20 человек. К камню выстраивается очередь, самая «высокая» очередь в России и Европе. Отстояв в очереди на фото, мы получаем долгожданный кадр.

Кто-то принёс сюда табличку со стихами. Судя по виду, она потянет килограмм на 10 – 12, явно не меньше! Героические люди затащили её сюда.

Видимость около 300 км. Не объять…

Начало двенадцатого. Как бы ни было хорошо на вершине, но пора возвращаться. Облака начинают стягиваться к горе – погода скоро испортится. На обратном пути вершинное плато «пролетаем» за 10 — 12 минут.

Такого душевного и эмоционального подъёма я не испытывал никогда. Костя спрашивает у меня — что я чувствую. Задумываюсь на мгновение — из-под моих очков катятся слёзы радости и счастья. Вот как тебе, читатель, объяснить, что я тогда чувствовал?

Подходим к спуску в седло. Теперь надо быть очень осторожными. Основное количество травм и несчастных случаев происходит как раз на спуске. Восходители, одурманенные успехом, забывают следить за своими действиями. Как следствие – нарушение техники движения, риски срывов и падений.

Наверх идёт встречный поток людей. Видя наши широкие улыбки, они понимают, что мы уже сверху, принимаем поздравления «с Горой!». Идущих вверх альпинистов необходимо пропустить: им сложнее, но тропа шириной под одного человека. Я отхожу на пару шагов в сторону, чтоб не мешать восходителям и… срыв! На обледеневшем траверсе кошки проскальзывают, теряю равновесие, падаю и начинаю катиться в сторону каменных глыб. Не проехав и пяти метров, зарубаюсь в склон, «прочесываю» ещё метра полтора-два и, оставив глубокую борозду от ледоруба, останавливаюсь. Отряхиваюсь от снега, возвращаюсь на тропу.

На обратном пути хотели зайти на станцию «RedFox 5380» — спасательный приют в северной части седловины. Его построили лишь после массовой гибели 11 альпинистов в мае 2006 года.

ФОТО ВЗЯТО С ОТКРЫТОГО РЕСУРСА «ЯНДЕКС.КАРТИНКИ»

Но проходим перемычку очень быстро, так как находиться тут просто невыносимо. Лучи солнца, находящегося уже почти в зените, отражаются от всех склонов. Седло играет роль собирательной линзы — ощущение тут, как на сковородке. Без специальных очков и солнцезащитного крема можно получить серьёзные увечья, вплоть до потери зрения и ожогов третьей степени.Около часа дня мы вновь выходим на «косую».

Последний участок, где нужно следить за каждым шагом. Дальше можно будет идти «вразвалку».

Выходим к карману под разворот ратраков на высоте 5080м. Тёплых вещей на нас, как листов на капусте. А жара стоит страшная. Останавливаемся, чтобы переодеться.Весь путь от 5080 м. до лагеря на 4150 м. я не прекращаю говорить по телефону. Ведь нам очень многие помогли: кто-то — недостающим снаряжением, кто-то — советом и добрым напутствием, а кто-то — неверием в эту затею, что, кстати, очень мотивировало нас. Теперь я перебираю список контактов, благодарю всех и каждого, они отвечают: «да не за что», даже близко не представляя, какой огромный вклад сделал каждый из них.Обратные билеты на поезд принципиально заранее не брались. Мы не хотели загонять себя в какие-то временные рамки. Но теперь, когда цель достигнута, я звоню домой и прошу отца забронировать билеты на ближайший рейс. «Ближайшим» оказался рейс аж на вечер 15 августа, то есть через три дня, и только до Краснодара.Около четырёх часов дня подходим к лагерю. Так как места в палатке мало, и переодеваться одновременно обоим невозможно, я оставляю Костю и отправляюсь делать «репортажный кадр» жилого блок-контейнера МЧСников. До искомого блока максимум 200 метров. Я быстро туда спускаюсь и делаю снимок.

А вот обратный путь занимает у меня минут десять. Восхождение страшно измотало, чувствую себя как выжатый лимон. Даже подъём с углом в 3-5 градусов кажется непреодолимым препятствием. Вернувшись к палатке, я застаю Костю абсолютно в той же позе, в какой он сел отдыхать перед моим уходом. Он тоже обессилел. Заползаем в палатку, готовим обед «на скорую руку». Что-то переварили, что-то недоварили, но нас это не особенно волнует. После восхождения организм потерял очень много солей. Я вот, например, ел сухой бульон ложками – до того хотелось чего-нибудь солёненького.

В той же позе, в которой обедали, мы пролежали где-то часа два. Сил сменить положение тела нет. За кружкой чая я спрашиваю Костю, неужели он не мог двигаться быстрее, на что он отвечает мне, что ему самому было очень неприятно видеть обгоняющих нас туристов, но подниматься быстрее он не мог, и только с первыми лучами солнца двигаться стало намного проще.Потом мы ещё раз перекусили и легли спать. Такой крепкий и долгий сон у меня был впервые в жизни. Последнее, что я помню из того дня — как положил голову на надувную подушку. Время было ровно 19.00.День тринадцатый. Мы проспали непрерывно 14 часов! Просыпаемся около девяти утра. После такого длительно отдыха силы практически полностью восстановились. Переглядываемся и улыбаемся, понимаем, что МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ! Свернув лагерь и забрав с собой весь мусор, скопившийся за дни пребывания возле «Приюта», спускаемся вниз.

Нам встретились проезжающие МЧСники на весьма специфическом транспорте. Да, такая штука может и до вершины подняться!

Проходим мимо приюта «Бочки».

А это обманчивая вывеска «Гара-Баши 3800». На самом деле тут ровно на сотню метров ниже.

Спустившись, мы останавливаемся перекусить на станции «Мир».

Греемся у камина в кафе приютившей нас станции.

Теперь можно забыть обо всех правилах питания в горах и приступить к поеданию жирной и жареной пищи, а именно — отведать местного блюда «хычины» (это что-то вроде беляшей).

Обгоревшее лицо с белыми пятнами вокруг глаз от очков, распухшие и обветрившиеся от мороза губы – типичный вид человека после восхождения.

Интересный факт: при спуске необходимо предъявить пакет с мусором, иначе вас не пустят на посадку. После этой процедуры мы доехали на «канатке» до станции «Азау 2300». От неё до «Бивуака» максимум километра три, но таксисты вновь просят денег как за перелёт «Москва-Якутск», и поэтому мы идём пешком. Проходим первый приток реки Баксан.

Как же приятно снова вернуться в пихтовую рощу!

Вечером заказываем у добродушной хозяйки «Бивуака» хычины. В отличие от тех, «прозрачных», что нам подавали на «канатке», этими действительно можно наесться, а стоят они вдвое дешевле. Летний душ принимаем прямо посреди пихтарника, после чего ложимся спать.День четырнадцатый. Вы когда-нибудь просыпались от крика «Кофе! Кофе!»? А в палатке на высоте 2200 м.? Вряд ли. А вот меня разбудил именно этот крик. Сначала я не поверил своим ушам. Неужели хозяйка «Бивуака» ходит по лагерю и раздаёт утром кофе? Вот это сервис! Но всё оказалось совсем не так, как вообразило моё воспалённое сознание. Ребята из соседней палатки сварили слишком много бодрящего напитка и, чтоб не выливать, предлагали его другим жителям поляны. Долго не раздумывая, я зачерпнул из котелка хорошую кружку, объёмом не менее полулитра.

Весь этот день я отдыхал после восхождения, ходил по пихтарнику и наслаждался окружающей красотой. Чего не скажешь о Косте – ему не сиделось на месте. С самого утра он вышел штурмовать какой-то трёхтысячник. Вот энергию деть некуда! Мало ему крыши Европы…

С самого начала поездки я мечтал о пельменях и пиве. Ни то, ни другое было непозволительно — слишком вредная пища. Но теперь… До чего же это было вкусно!

Изначально я был очень огорчён отсутствием обратных билетов на более ранний рейс, но, проведя ещё день в этом райском уголке, я понял, что одного дня здесь мало. Не хватит и вечности, чтобы прочувствовать всю прелесть этого чудесного места!Дни пятнадцатый и шестнадцатый. Дорога домой. Хорошо выспавшись, встаём и собираем лагерь. Решаем ехать до города Минеральные воды на такси. По совершенно неведомым причинам такси Терскол — Минеральные воды стоит в 4-5 раз дешевле, чем Минеральные воды — Терскол. Грузимся в микроавтобус, отправляемся в путь! Как не хочется уезжать! Кажется, что всё, что нужно в этой жизни здесь, в горах!

Лишь увидев эту табличку, наконец, полностью осознаю, что МЫ ВСЁ-ТАКИ ПОДНЯЛИСЬ НА ВЕРШИНУ! Радость этой победы, с лёгкой ноткой гордости, я несу в душе до сих пор.По пути фотографирую вывески с названиями населённых пунктов, рек и прочих географических объектов. И вот, вдали показался город Пятигорск. Если бы не эти холмы, то здешние виды ничем не отличались бы от Кубанских равнин.

Заезжаем в Минеральные воды.

До поезда остаётся почти два часа, и мы занялись поеданием неисчислимых порций самого вкусного в мире мороженого.

Приехав рано утром в Краснодар, мы столкнулись с проблемой полного отсутствия прямых билетов до Сочи. Пришлось добираться на «перекидных» электричках с тремя пересадками. Когда едешь под палящим августовским солнцем, при температуре +40, в забитой людьми электричке со старыми деревянными сиденьями, то понимаешь: как же ТАМ было хорошо — 10 градусов мороза, леденящий ветер и мягкий спальник в палатке…Домой приехали лишь к вечеру, вечеру шестнадцатого дня поездки.


Эпилог
Все люди однажды умирают,
но не каждый по-настоящему живёт.

Дело, мечтой о котором мы жили столько месяцев, было сделано. Пускай, в какой-то мере авантюрное, сложное и опасное, для нас оно было жизнеутверждающим. Красоты и пейзажи, удовольствие и удовлетворение, заряд энергии и подъём морального духа, которые были увидены и получены за шестнадцать дней поездки, несравнимы ни с чем. Вполне можно было уложиться и в меньшие сроки: скажем, в 12-14 дней, но у нас были резервные дни «под непогоду» поэтому мы никуда не торопились, и конечно хотелось пробыть в этом прекрасном месте как можно дольше, что бы в полной мере ощутить и прочувствовать наслаждение от поездки.Вернувшись, мы рассказали правду о нашей «команде опытных и квалифицированных инструкторов из Краснодара», вернее о её отсутствии. Родные и друзья были шокированы. Но ведь мы уже дома, всё закончилось хорошо! И не просто хорошо – одержана личная победа, совершено успешное восхождение на вершину горы Эльбрус! Вернулись живые, здоровые, целые и, конечно, самые счастливые на всём белом свете! Руководители нашего спортивного клуба не забыли осветить этот успех в средствах массовой информации: в газете «Кубанский казачий вестник» вышла статья о нашем восхождении.

Спустя недели и даже месяцы, вновь и вновь пересматривая фотографии этого увлекательного приключения, я каждый раз вглядываюсь в наши лица. Мы ли это? Неужели это был не сон? А при виде кадров, сделанных на вершине, на глаза снова наворачиваются слёзы. Да, это действительно именно Костя и я, стоим на высшей точке России, главном пике Кавказского хребта, на «крыше» Европы! Эти чувства не оставляют меня до сих пор. Вычёркивая числа на календаре и считая дни до следующего восхождении, я живу мыслью о том, что в следующем году мы отправимся туда за новыми впечатлениями!То, что мы приобрели во время нашего путешествия, невозможно описать словами – это нужно испытать самому. Одно восхождение на такую гору – это всего лишь анонс. В подобное место можно возвращаться десятки раз, и каждая поездка будет награждать новыми открытиями. Без сомнения, Эльбрус изменил нас раз и навсегда, мы вернулись совершенно другими людьми. Для меня жизнь теперь делится на два промежутка: до и после Эльбруса. Но будьте осторожны: подобные восхождения – наркотик. Наркотик сродни героину, и, попробовав его хоть раз, вы уже не сможете жить спокойно. Какая-то часть вашего сознания и души будет рваться туда вновь. На 2015 год я уже собрал большую команду друзей для новой экспедиции. Меня переполняет желание показать им всю красоту и прелесть, грандиозность и величие тех мест.Снова и снова я выражаю всем огромную благодарность за помощь. За снаряжение, за добрые советы и моральную поддержку — СПАСИБО вам всем БОЛЬШОЕ! Без вашей поддержки у нас бы ничего не получилось. Особая благодарность выражается:

— команде сайта sochi-mountain.ru – походы в горы Сочи.
— родителям (Ивановой Седе и Белима Игорю): за спонсорскую помощь, предоставленную экипировку и медикаменты, моральную поддержку и веру в наш успех.
— руководству УОВПКК «Пласт» (Андрияш Александру и Кириченко Олегу, Данчишину Ивану и Косухину Дмитрию): за то, что дали мне великолепную базу знаний и навыков, воспитали во мне волю и стремление к победе.
— Сочинской команде (с которыми так и не удалось поехать), а именно: Яшину Сергею, Щукиной Наталье, Варисову Юрию, Прохоровой Ольге, Васильеву Сергею и Ткаченко Георгию за полезную информацию.
— Мирошниченко Роману, Тесле Дарье, Кравец Анне и Шевченко Наталье за дельные советы.
— Дорошу Юрию за ледоруб и колоссальный опыт, обретённый за годы работы с ним.
— Ушакову Владимиру за рюкзачок и мудрые наставления.
— Чуприну Алексею, Мирзабекову Руслану и Писареву Евгению за профессиональную консультацию по Эльбрусу.
— Бормотовой Евгении: за оставленный ожог под г.Пеус – он заставлял вспоминать о том, что нужно двигаться к вершине во что бы то не стало.
— ну и конечно Константину Павленко. За всё. Без тебя это было бы нереально. Костян – ты лучший!

Что ж, вот и подошла к концу эпическая сага о наших похождениях. В заключении, мои дорогие читатели, я бы хотел вам сказать: никогда не останавливайтесь на пути к цели! Любая мечта без действия теряет смысл. Мы приложили немалые усилия, чтобы добиться успеха, ведь это было важно для нас. Не бросайте начатое дело на полпути! Дорога к мечте вымощена трудностями – гоните от себя усталость! Препятствия и невзгоды, которые мы встречаем, заставляют нас сомневаться, тормозят и угнетают – не поддавайтесь, не останавливайтесь — это всего лишь уловка! Пройдите путь до конца и получите горшочек с золотом в конце радуги. Ведь вы этого заслуживаете! Хорошо готовьтесь и отправляйтесь в путь! Подобных впечатлений и эмоций вы не испытаете нигде и никогда! Эльбрус останется в вашем сердце и в вашей памяти до конца жизни. Есть ценности, которые нельзя купить ни за какие деньги…

Автор: Белима Никита
Фото: Белима Никита
Под редакцией: Натальи Гнатюк, Елены Борзовой.